Зту машину ждали с особым нетерпением. Ведь те, кому ее предназначали, не могли ездить на других автомобилях, трамваях или автобусах. Им, инвалидам Великой Отечественной, моторное транспортное средство было необходимо, как ноги. Но в первые послевоенные годы партия и правительство особой заботы об инвалидах войны не проявляли.

altЕдинственной машиной для них была серпуховская С-1Л. Примитивное транспортное средство -трехколесное с брезентовой крышей - стали выпускать в 1952-м. Максимальная скорость С-1Л с 3,5-сильным мотоциклетным мотором была всего 30 км/ч. Машина даже на асфальте пасовала перед серьезными подъемами, а уж проселки были ей и вовсе не по зубам. После смерти «отца народов» инвалиды все активней стали добиваться специального транспорта. А в марте 1955-го, накануне 10-летия Победы, группа харьковчан написала письмо в ЦК КПСС. Это обращение неожиданно быстро раскрутило маховик административной машины. Директива министерства гласила: спроектировать компактную машину для инвалидов на ГАЗе, где, к слову, никогда не занимались микроавтомобилями. В Москве, однако, небезосновательно посчитали, что у горьковчан самая сильная легковая конструкторская служба. За проект по собственной инициативе взялся Николай Александрович Юшманов. Создателю ЗИМа (ГАЗ-12), а позднее «Чайки», видимо, было интересно заняться необычным, не имеющим в СССР аналога автомобилем. Кстати, Европу уже вовсю завоевывали маленькие машинки, и Юшманов, конечно, понимал: министерское задание даст возможность поработать на перспективу - компакты нужны не только инвалидам. Именно поэтому над подобными проектами трудились в те годы и в НАМИ. Но Юшманов прекрасно знал, что реальных возможностей у ГАЗа для производства такой машины нет (по крайней мере, без боль- ших вложений). Отчасти поэтому (отсутствие технологической «узды» - простор для конструкторских фантазий) и, конечно, руководствуясь принципом - к маленькому автомобилю нужно подходить не менее серьезно, чем к обычному, конструктор не стал делать примитивную мотоколяску. Посадочный макет опробовали инвалиды с разными . увечьями. Конструкторам активно помогал Борис Борисович Котельников - в те годы начальник экспериментального цеха. Когда-то, будучи испытателем, он попал в аварию и отморозил ноги в ледяной воде. Макет Юшманов возил даже в Харьков, к тем самым ветеранам, инициировавшим начало работ, старался учесть мнение каждого. В те годы вслед за немецким «Фольксвагеном-Жук» заднемотор-ными были микролитражки многих зарубежных фирм. Подвески ГАЗ-18 были независимыми - торсионными. Такая конструкция хорошо зарекомендовала себя на немецком «Жуке». Но главное - на ГАЗ-18 в трансмиссии стоял гидротрансформатор. Он позволял обойтись без педали или рычага сцепления и резко со- кратить число переключений, что для инвалидов было особенно важно. За образец взяли гидротрансформатор «Волги», которая как раз шла в серийное производство. Справедливости ради скажем: сложный агрегат не прижился даже на «Волге». Автоматическая коробка с гидротрансформатором оказалась не слишком надежной, да и необходимого масла в те годы в СССР было не найти. ГАЗ-18 спроектировали очень быстро: уже в 1958-м два образца вышли из заводских ворот. Конечно, нашли недочеты (когда их испытатели не находили?), но исправимые. Решили строить еще два образца. Но вопрос, где делать автомобиль, так и оставался открытым. Искали подходящее предприятие на Украине, присматривались к Серпуховскому заводу. Там, кстати, в июле 1958-го запустили модель С-ЗА - четырехколесную, с более мощным двигателем и передней торсионной подвеской. Но, по сути, этот автомобиль с брезентовым верхом и мотоциклетным двухтактником ИЖ был лишь развитием простенькой трехколески. Всем было ясно: в Серпухове нет возможностей выпускать изделие значительно более сложное, чем мотоколяски. Для налаживания производства где бы то ни было требовались средства, а у министерства «голова болела» уже о другом проекте. С 1956-го МЗМА и НАМИ проектировали «Москвич-444» - будущий ЗАЗ-965. Под него в Запорожье переоборудовали за- вод комбайнов «Коммунар». Горьковская машина не просто отошла на второй план, в том же 1958-м министерство распорядилось прекратить работы над ГАЗ-18. История интересной малолитражки закончилась, едва начавшись. Один прототип отдали начальнику экспериментального цеха Котельникову, который ездил на машине много лет. Второй ГАЗ-18 отправили в Серпухов в надежде, что там все-таки смогут наладить производство или хотя бы использовать накопленный опыт. ГАЗ-18 пылился на заводе, затем работал у частника. Несколько лет назад машина вернулась в Горький, в музей ГАЗа. Правда, от оригинала сохранился, по сути, лишь кузов... В 1960-м с конвейера в Запорожье стали сходить ЗАЗ-965, в том числе модификации для инвалидов, а в Серпухове так и делали простенькие мотоколяски. Со времен разработки ГАЗ-18 минуло почти полвека. Нынче на наших дорогах совсем другие машины, рядом с которыми горьковский малыш выглядит «гадким утенком». Но до сих пор инвалиды не слшпком удовлетворены автомобилями, которые предлагают им отечественные заводы, и все ждут комфортабельного, достаточно мощного, оснащенного автоматической трансмиссией. Таким в середине 50-х пытались сделать ГАЗ-18.

 
Copyright © 2012 - 2017 Шедевры отечественного автопрома, ретроавто, ГАЗ, ЗАЗ, ВАЗ, АЗЛК, отечественные авто, фотогалереи, 3D исходники, ремонт, данные для ремонта, тюнинг, чертежи машин, автоюмор, новости, маленькие хитрости
All Rights Reserved.